Производство тканей

На что это похоже?

Представьте себе, что гендер, признаки которого откровенно лежат на поверхности, вдруг разлучили бы с сексуальностью, оставив последнюю на неосвещенной, но заботливо охраняемой территории частной жизни. Но может быть, эта беспросветная двусмысленность доказывает правильность самого модного из всех сексуальных «открытий» 1970-х годов, которое сводится к тому, что гендер и направленность сексуального влечения в конечном итоге являются «переменными величинами». В таком случае жесткая половая/сексуальная идентификация, в пользу которой ратует общество, поскольку именно она считается большинством из нас «естественной» и гарантирующей продолжение рода, — это в действительности фикция, которую нам навязали сексологи XIX столетия лишь для того, чтобы обуздать непокорную похоть и ограничить наши сексуальные и социальные роли.

Это может показаться странным, но в 1970-е годы широкое распространение получила манера одежды, связанная с девиантной сексуальностью. Как политическая сила движение «Фронт освобождения геев» зародилось в Гринвич-Виллидж; перенесенное на британскую почву, оно стало первым политическим движением, превратившим платье в знамя борьбы. Тем, кто боролся за права геев в 1970-е годы, еще только предстояло разувериться в незыблемости сексуальной идентификации; они были уверены в том, что «родились» кодерами. Первое, что должен был сделать член GLF, — это «объявить себя» кодером, публично признаться, что он кодер, — этот поступок носил характер символического, архетипического ритуала. При этом можно было пойти весьма драматичным путем — перенести со сцены в жизнь традиции «трансвестизма», с давних пор существовавшие в индустрии развлечений, и сделать частью своего повседневного — публичного — имиджа макияж и frock, то есть платье.

Дата: 19 августа 2014


Похожие материалы


Добавить комментарий

Имя

E-mail

Комментарий

Контрольный вопрос:
Сколько будет: 9*9-7


 


 
Рейтинг@Mail.ru